Грин А.С. «Игрушки»




В одном из пограничных французских городков, занятом немцами, жил некто Альваж, человек с темным прошлым, не в худом смысле этого слова, а в таком, что никто не знал о его жизни решительно ничего.

Альваж был усталый человек. Действительность смертельно надоела ему. Он жил очень уединенно, скрытно; единственным счастьем его жизни были игрушки, которыми Альваж заменил сложную и тягостную действительность. У него были великолепные картонные фермы с коровками и колодцами; целые городки, крепостцы, пушки, стреляющие горохом, деревянные солдатики, кавалеристы, кораблики и пароходы. Альваж часто устраивал меж двумя игрушечными армиями примерные сражения, расставляя армии на двух ломберных столах в разных концах комнаты и стреляя из пушечек моченым горохом. У Альважа был партнер в этом безобидном занятии — глухонемой парень Симония; но Симония был недавно расстрелян пруссаками, и старик развлекался один.

Пруссаки, как сказано, заняли город. На пятый день оккупации капитан Пупенсон отправился вечером в ратушу, или мэрию, руководить расстрелом тридцати французов, взятых заложниками.

Путь Пупенсона лежал мимо дома Альважа. Весьма удивленный тем, что, несмотря на запрещение, в окне бокового фасада горит послевосьмичасовой огонь, Пупенсон перелез палисад, подкрался к окну и заглянул внутрь. Он увидел диковинную картину: тщедушный старик в ночном колпаке и халате заряжал вершковую пушечку, приговаривая: — «Всех разнесу, постой!» И горошина с треском положила несколько березовых рядовых, упавших навытяжку, руки по швам.

Пупенсон, гремя саблей, полез в окно. Альваж не испугался, он ждал, что дальше.

— Вы что делаете? — сказал Пупенсон. — Что вы, ребенок, что ли?

— Как хотите! — возразил Альваж. — Вам нравится ваша игра, мне — моя. Моя лучше. Не хотите ли сыграть партию?

Пупенсон, пожимая плечами и улыбаясь, рассматривал армии, составленные вполне правильно, со всеми комплектами артиллерии, обозов, кавалерии и саперии. Игрушки делал сам Альваж.

— Ну, ну! — снисходительно сказал Пупенсон, вертя в руках пушечку. — Как она действует? Так, что ли?!.

Велика притягательность новизны и оригинальности!

Прошел час, другой… В комнате сидели двое: увлеченный, разгорячившийся Пупенсон и торжествующий Альваж; он, как более наметавший руку, беспрерывно поражал армию Пупенсона, прежде, чем тот успевал подстрелить у него десяток-другой. Горох, подскакивая, неистово прыгал по полу и столам.

Наконец Пупенсон вспомнил о деле и с сожалением покинул Альважа с его любопытными армиями. Но он опоздал — полчаса назад расстрел заложников был отменен (ибо пригрозили в соседнем городе расстрелять немецких заложников). А не опоздай он — все было бы кончено для тридцати человек раньше, чем пришла бы отмена казни.

Отличные игрушки старика Альважа следовало бы завести всем воинственно настроенным людям.

Совет

Содержание рассказа А. С. Грина «Игрушки» можно использовать для написания сочинения ЕГЭ:

1.Проблема сохранения мира

Одной из проблем, затронутых в рассказе А. С. Грина «Игрушки», является проблема сохранения мира.

Писатель рассказывает о том, как старый человек, житель французского городка, устал от напряженной жизненной обстановки.  Его единственной радостью были игрушки, в том числе и военные. Оставшись без партнера, он устраивал игрушечные бои без него. Это было безобидное мирное занятие, которое развлекало старика. Он продолжал играть даже во время оккупации.

Однажды эту удивительную картину увидел немецкий капитан. Во время разговора о том, чем он занимается, старый мирный житель утверждал, что его игра лучше. И вот два человека из враждебных лагерей стали играть. Увлекшись детской игрой, капитан и не заметил, как прошло немало времени. Оказалось, оккупант опоздал на расстрел заложников.

Главная мысль рассказа заключается в следующем:  чтобы сохранить мир, вместо военных действий воинственно настроенным мужчинам лучше заняться безобидной детской игрой в войну. Прав старый житель оккупированной территории, сказавший капитану, что его мирная игра лучше.

2.Проблема проявления толерантности

В рассказе «Игрушки» А. С. Грин пишет об удивительном случае проявления толерантности враждующих сторон. Когда оккупант увидел, как старый житель городка  играл, его поразили оригинальные игрушки, и он захотел ответить взаимностью на  его предложение сыграть партию. Игра увлекла военного, и он не пришел на расстрел заложников, которым должен был руководить.

Эта удивительная встреча закончилась мирно.  На какое-то время исчезли враждебные чувства. Остались двое мужчин, которые хотели сразиться в бою не наяву, не как взрослые, а как дети. Победителем в мирной обстановке оказался тот, кто был под властью оккупантов. Примирить враждующие стороны помогли детские игрушки, которые заинтересовали немиролюбивого военного и вызвали у него заинтересованность и азарт. Так и человек  с темным прошлым, находившийся в оккупации, и его враг проявили толерантность.

Таким образом, один из путей примирения – удивительный мир детской игры. Этот мир объединяет взрослых. Враждующие стороны забывают, кто они на самом деле: враги или миролюбивые соперники. Утверждение старого человека о том, что его забава лучше, мудрое и жизнеутверждающее.



Добавить комментарий

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com