Ширяева Г. Д. «В школе их называли «чудом природы»…»





В школе их называли  «чудом природы»:  родились они  близнецами, а  росли  непохожими  друг на  друга.  Дина  напоминала  матери  погибшего на войне  отца, а  Андрей чем  взрослел, тем всё  больше и  больше  становился  похожим на мать.  Даже не внешностью, а чем-то  другим, неуловимым  —  то  ли  улыбкой,  то  ли  взглядом,  то  ли  походкой, то  ли  ещё  чем-то.  Дина,  внимательно  приглядываясь  к  матери и  брату, никак не могла понять, чем  же  именно  они  похожи.

Он был  коренастый,  крепкий, и кулаки  у  него  крепкие.  Конечно  же,  здорово  иметь  такого  брата!

У них  были  одни  учебники на двоих,  один  портфель на двоих,  одна  пара  валенок на  двоих и  одни  тайны  на  двоих. Например,  тайна  про  овраг,  о  которой  даже  мать  ничего  не  знала…

Улица, на  которой  стоял  их  дом,  достигнув  подножия  Соколиной  горы,  прерывалась и  разбегалась  в  разные  стороны  неширокими  тропинками. Одна  тропинка  вела  к  нефтяным  вышкам и посёлку  нефтяников. По ней  ходили  редко,  потому что  в  поселок вела  другая  дорога —  широкое  асфальтированное  шоссе,  которое  было  проложено  где-то  там,  за  горой. Другая  тропинка  тянулась к  кирпичному  заводу, и  туда  тоже вела  большая  удобная  дорога с Волги,  из-под  горы. И  ещё  одна  тропинка  приводила  к  глубокому  оврагу. Все мальчишки с их  улицы  утверждали,  что целое  лето  на  дне  его  лежит  лёд,  такой  он  глубокий.

Однажды  мать купила  им  коньки:   как  обычно,  одну  пару  на  двоих.  До  зимы  было  ещё  далеко, а  испытать  коньки  не  терпелось, и  они  отправились  к  оврагу.

Дина  подбежала  к  нему  первая и, пристав на цыпочки,  глянула  вниз.  На  дне  оврага  действительно  что-то  поблёскивало.

—  Скорее! —  крикнула  Дина,  оглянувшись и  помахав  рукой  Андрею,  который  всё  ещё  топал по  тропинке,  но, увидев  знак сестры,  прибавил  шагу.

Она  перекинула  перевязанные  верёвкой  коньки  через  плечо,  ещё  раз  попыталась  заглянуть  на  дно  оврага и  только  пустилась  бежать  вдоль его  кромки, чтобы  найти  подходящее  место, где  можно спуститься, как  вдруг  большой  пласт земли  под  её  ногами  отломился, словно  его  срезали  ножом, и пополз  вниз…

Всё  произошло  так  быстро, что Дина  даже не успела  вскрикнуть.  Зато Андрей  успел не только  подскочить  к  сестре  одним  невероятно  большим  прыжкам,  но и  даже  схватить  её  за  руку.   Другой  рукой  он намертво  вцепился  в  куст  шиповника.

Дина  висела над пропастью,  безуспешно  пытаясь  зацепиться  ногой  за  мягкую  отсыревшую  стенку  оврага… Но  она всё-таки  помнила:  Андрей не сможет её  удержать,  ни за что не сможет, сам  упадёт!  И  она,  не замолкая  ни  на  мгновение,  твердила:

—  Отпусти!  Отпусти!  Отпусти!

Но он не выпустил  её  руку.  И  новый  пласт  земли  отломился  от  овражьего края!  Падая,  он, как  лопатой,  подцепил  по  дороге  Дину,  и  они вместе:  Дина,  Андрей  и  куст  шиповника,  за  который  Андрей  держался,  —  сползли  вниз.

Пласт,  ударившись о  дно оврага,  превратился  в  большую  мягкую  массу. Это их спасло.

Левая  ладонь  Андрея  была  разодрана  до   крови  шипами, с  пальцев  капала  кровь, но  он всё-таки  взял и  распрудил  протекавший  по  дну  оврага  ручей,  потому  что  его  перекрыло  обвалом. Оказалось, это  был не лёд, а  ручей!  Пусть  течёт!

Он  и сейчас  переливается,  поблёскивает  ледяными  искрами,  этот  ручей.  Только  склоны  оврага  теперь  крепкие:  на  них  разросся  кустарник.

  • Ширяева Галина Данилова (род. в 1932 г.) – советская  писательница,  автор  произведений  для  детей  и  юношества

Сочинение по тексту



Добавить комментарий

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com