Ефетов М.С. «Ираида Андреевна входила в класс, как всегда, торопливо-радостная…»





Ираида Андреевна входила в класс, как всегда, торопливо-радостная. Стёкла пенсне чуть подрагивали, в них отсвечивало солнце, будто то и дело вспыхивали огоньки. За секунду до её появления в классе бывал такой ералаш, что, казалось, и за полчаса его не успокоить. Но всё менялось, как по волшебству. В раскрытой двери появлялась Ираида Андреевна. На мгновение она задерживалась тут, а в классе уже тишина и порядок. В эти мгновения учительница, седая, статная, казалась особенно величественной, красивой. Наверное, так входят в зрительный зал на театральный спектакль, о котором давно мечтали и о котором давно думали.

Однажды она пришла на урок с двумя девятиклассниками. Эти два высоченных парня принесли и поставили на стол что-то очень тяжелое. Завернутое в черный коленкор.

Урок начался как обычно.

— Итак, на чем мы остановились в прошлый раз? Да, мы говорили про оборону Севастополя, в которой участвовал Лев Николаевич Толстой. Кто читал Льва Толстого?

Должно быть, все, кто был в классе, подняли руки. И Костя поднял руку. Он читал «Детство» и «Отрочество», хотел сказать об этом учительнице, но промолчал, потому что и другие молчали, а только подняли руки.

— Опустите руки, — сказала Ираида Андреевна. – У нас в школьном дворе до войны стоял на постаменте бюст Льва Толстого. И знаете, ребята, весной, как только сходил снег, у этого бюста всегда появлялись букетики подснежников и первых фиалок. И осенью ученики всегда приносили сюда яркие цветы. А зимой по традиции украшали памятник зелеными ветками сосны.

Костя выглянул в окно, за которым был школьный двор. Он посмотрел так, будто не проходил сотни раз мимо небольшой клумбы. Знал же, что никакого бюста там нет.

— Сахаров, — спросила учительница, — ты что смотришь?

Костя встал:

— Ираида Андреевна, а где теперь этот бюст?

Учительница подошла к столу, на котором темнело что-то покрытое черным коленкором. Одним движением Ираида Андреевна сдернула черное покрывало – сразу Костя не понял, что перед ним. А какая-то девочка даже вскрикнула.

Приглядевшись внимательнее, Костя увидел бюст Льва Толстого. Голова была прострелена насквозь. От этого глаза Толстого казались ещё более глубокими; они смотрели на детей из-под густых бровей, точно живые.

И вдруг Костя услышал приглушенно размеренные удары. Будто где-то очень далеко били в набат с промежутками равными и частыми, а сюда доносилось: тук-тук, тук-тук, тук-тук…

«Ая ведь никогда раньше не слышал, как стучит мое сердце», — подумал Костя.

Все в классе молчали. А вентилятор в форточке, казалось, рычал громче, чем всегда.

Ираида Андреевна бережно укутала бюст черной материей. Потом стала спиной к доске и провела ладонями по лицу, точно умывалась. Учительница говорила негромко, но каждое ее слово отдавалось в Косте так же отчетливо, как стук его сердца.

— Да, ребята, это было. Когда фашисты захватили Новгород, они сделали из бюста Льва Толстого мишень. В этом классе, где сейчас сидите вы, учились такие же, как вы, новгородские ребята. Они ушли в сорок первом году защищать Родину от фашистов. Многих из этих новгородских мальчиков уже нет. Да, их уже нет. Но они завоевали победу… Этот бюст недавно нашли во время раскопок. Его передают в музей. Он останется для истории. Он навсегда будет напоминать о варварстве фашистов.

Ираида Андреевна медленно подошла к столу и села. Несколько мгновений она молчала. Молчал и весь класс.

  • Ефетов Марк Семенович (1907-1996) – русский советский писатель и журналист

Сочинение по тексту



Добавить комментарий

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com