Руденко И. «На Ленинградском шоссе, невдалеке от поворота на Шереметьево…»




На Ленинградском шоссе, невдалеке от поворота на Шереметьево, взгляд вдруг выхватил на рекламном щите сурово-требовательное лицо воина с красной звёздочкой на каске: «Ты записался добровольцем?» Такое знакомое лицо, внезапно опрокидывающее тебя в военное лихолетье, когда плакаты, зовущие в бой, были такой же приметой дня, как сегодня соблазняющая на красивую жизнь реклама.

Это и была реклама… дома отдыха! Суровый боец звал… «в поход на русские бани и сауны». Ну и ну…

— Да это просто прикол такой, — не разделил моего недоумения молодой коллега. — Юмор.

Дохихикались… Вы обратили внимание на это всемирное хихиканье, на этот утробный юмор, ёрничанье, глумливую усмешку, становящиеся стилем жизни? Но есть же, должны быть события, понятия, чувства, не подвластные упражнениям в остроумии!

Не успела прийти в себя от оскорбительной безвкусицы, как снова на дороге военный плакат. Знаменитая скорбно-суровая женщина в алом: «Родина-мать зовёт!» Не на чёрные штыки, грозно поднимающиеся у неё за спиной, зовёт, нет. Зoв продолжен ныне так: «Родина-мать зовёт отдыхать». Таков слоган дня, оказывается. А вместо военной присяги у неё в руке… «путёвка: ночной клуб, ресторан, русские бани». Самое время поёрничать над военной присягой? А Родине-матери звать в ночной клуб?

Было время натужного пафоса, лицемерно-декларативной патриотичности, когда искренность, честность сопротивлялись употреблению святых слов всуе. Как говорил старый бакенщик Паустовского: «Всё кричите: «Родина, Родина! А вот она, Родина, — за стогами». Но это не снижение, а приближение к нам дорогого понятия. Военные плакаты, превращённые в рекламу, хотели или не хотели того её создатели, рассчитаны именно на снижение. Но Родина — дом человека. А не дом циника всё же.

Как смотрит на эти плакаты-рекламы тот, не плакатный, настоящий доброволец, что, израненный, больной, дожил до сегодняшнего дня? И дожил не в хоромах? Впрочем, вряд ли наши ветераны ездят по дороге в аэропорт, ворота страны, которую они исходили своими ногами в войну. И уж никак не могут интересоваться ветераны домом отдыха, где плата за день стоит их полумесячной пенсии. Тогда зачем дорогие понятия — снова всуе? Прямо напротив плакатов, через дорогу, — знаменитые «ежи».

Последняя линия обороны. 3десь все воины, отвечая на зов Родины-матери, не пропустили врага. И погибли.

Не хочется впадать в пафос, говорить громкие слова «кощунство», «исторический нигилизм», но превращать эпос, каким была Великая Отечественная, в анекдот — как ещё назвать, подскажите?

  • Руденко Инна — известный российский журналист

Сочинение по тексту



Добавить комментарий

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com