Грин А.С. «Слепой лежал тихо, сложив на груди руки и улыбаясь…»


На этот текст еще нет сочинения. Подробнее смотрите ниже…

Слепой лежал тихо, сложив на груди руки и улыбаясь. Оберегая нервы Рабида, профессор не сказал ему, что операция удалась, что он, безусловно, станет вновь зрячим. Какой-нибудь десятитысячный шанс на неудачу мог обратить все в трагедию.

Среди мучительного напряжения, ожидания и всяких предположений Рабид услышал голос подходящей к нему Дэзи Гаран. Это была девушка, служившая в клинике; часто в тяжелые минуты Рабид просил ее положить ему на лоб свою руку. И теперь он с удовольствием ожидал, что эта маленькая дружеская рука слегка прильнет к его онемевшей от неподвижности голове.

Когда она отняла руку, он, так долго смотревший внутрь себя и научившийся безошибочно понимать движения своего сердца, понял еще раз, что главным его страхом за последнее время стало опасение никогда не увидеть Дэзи. Еще когда его привели сюда и он услышал стремительный женский голос, распоряжавшийся устройством больного, в нем шевельнулось отрадное ощущение нежного и стройного существа, нарисованного звуком этого голоса. Это был теплый, веселый и близкий душе звук молодой жизни, богатый певучими оттенками, ясными, как теплое утро.

Постепенно в нем отчетливо возник ее образ, произвольный, как все наши представления о невидимом, но необходимо нужный ему. Разговаривая в течение трех недель только с ней, подчиняясь ее легкому и настойчивому уходу, Рабид знал, что начал любить ееуже с первых дней; теперь он стремился выздороветь прежде всего ради нее.

И он совершенно не знал, что эта девушка, голос которой делал его таким счастливым, думала о его выздоровлении со страхом и грустью, так как была некрасива. Он был слеп, и она могла спокойно смотреть на себя его внутренним о ней представлением, которое он выражал не словами,
а всем своим отношением, и она знала, что он любит ее.

Наступил час испытания. В два счета повязка была снята. Рабид понял, что прозрел. Теперь он нетерпеливо ждал, когда уйдут все люди, возвратившие ему зрение, чтобы позвать Дэзи и сказать ей все самое главное.

Узнав, что операция удалась блестяще, Дэзи вышла с улыбкой на лице и казнью в душе к дверям, за которыми все так необычайно переменилось. И, припомнив со всей быстротой последних минут многие мелочи их встреч и бесед, она поняла, что он точно любил ее. Коснувшись двери, она помедлила и открыла ее.

– Кто вы? – вопросительно улыбаясь, спросил Рабид.

– Правда, я как будто новое существо для вас? – сказала она, мгновенно возвращая ему звуками голоса все их короткое, таящееся друг от друга прошлое.

В его черных глазах она увидела нескрываемую, полную радость, и страдание отпустило ее. Не произошло чуда, но весь ее внутренний мир, вся ее любовь, страхи, самолюбие и отчаянные мысли и все волнения последней минуты выразились в такой улыбке залитого румянцем лица, что вся она, со стройной своей фигурой, казалась Рабиду звуком струны, обвитой цветами. Она была хороша в свете любви.

– Теперь, только теперь, – сказал Рабид, – я понял, почему у вас такой голос, что я любил слышать его даже во сне.

В этот момент его, рожденное тьмой, точное представление о ней было и осталось таким, какого не ожидала она.

  •  Грин Александр (1880–1932) – русский писатель

Обращение к посетителям

На этот текст еще нет сочинения

Напишите в комментарии заметку о желании видеть сочинение на этот текст. Сочинение будет написано и опубликовано

Также можно заявить о других текстах, на которые нужны сочинения

Если нет желания регистрироваться или подписываться на новости, просьбы о написании сочинения можно присылать обычным письмом на адрес giga9@yandex.ru /электронный адрес и форма ВКОНТАКТЕ указаны во вкладке «Контакты»/

Добавить комментарий

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com