Грин А. «Когда Скоков пришел к полному, тысячу раз проверенному убеждению…»


Когда Скоков пришел к полному, тысячу раз проверенному убеждению, что такому заурядному, как он, такому незначительному, тихому человеку суждено до конца дней служить в канцелярии на семидесяти пяти рублях жалованья, он наметил для себя в будущем некий торжественный и блестящий скачок.

«Скачок» этот заключался в следующем: Скоков решил ровно десять лет быть скупым, жить впроголодь, спать в собачьем углу, но зато, скопив ровно десять тысяч рублей, истратить их в 24 часа на роскошь, еду, напитки, развлечения, женщин и цветы — с такой же легкостью и сознанием силы денег, какие присущи миллионерам. Вознаградив себя таким образом за все лишения и будущего и прошлого, Скоков рассчитывал еще получать с этого «капитального» дня проценты: воспоминания. Один сказочный день наслаждений он ставил центром, смыслом и целью жизни. У него не было ничего, он же хотел всего.

Несчастье Скокова заключалось в том, что он был наделен огромным пассивным упорством в противовес упорству активному, он мог лишь сгустить и придержать то, что есть, добывать и бороться было не в его характере.

…Итак, 8-го ноября 19… года Скоков отнес в банк свое первое месячное накопление: 65 рублей 17 коп.

С небольшими отступлениями от названной цифры сумма эта вносилась им первого числа каждого месяца в течение десяти лет, и к тому дню, когда мы застаем его накануне кануна великолепного торжества жизни, равного по исключительности разве лишь брачному экстазу пчелы-трутня, погибающего за миг любви, или волнению астронома, исследующего комету с сорокалетней орбитой, — вклад Скокова равнялся девяти тысячам восьмистам двум рублям.

Скоков взял пятидневный отпуск. В этот же день он вынул из банка все деньги и запер их в своем крошечном сундуке. А следующий день — канун — Скоков намеревался употребить для приготовлений: оповестить и пригласить сослуживцев, снять целиком ресторанный зал с кабинетами, потревожить портных, цветочные магазины, дорогих кокоток, — вообще выполнить все необходимое кутящему миллионеру.

Пока мысли его бродили среди двадцатичетырехчасового праздника наслаждений, в них замешалась одна мысль, к которой скоро обратилось все внимание Скокова. Мысль эта, очень простая, была такова: как примет организм после десятилетнего, истинно аскетического образа жизни такое нагромождение чувственных восприятий: обилие тонких, жирных, вкусных, преимущественно рыбных и мясных, яств? Напряженное волнение музыки? Запах и блеск цветов?

Скоков сидел на сундуке с деньгами и думал, и понемногу настоящий страх охватил его, — то, к чему он привык за десять лет нищеты, — черный хлеб, тьма и уныние, — могли встать между ним и вожделенными наслаждениями, как спазм. Скоков испугался возможного разочарования. 18) Душа его встрепенулась.

Наконец, после долгого колебания, Скоков решил сегодня произвести репетицию: коснуться, хотя слегка, той радужной области наслаждений, которые подготовлял так терпеливо и долго. Взяв из сундука десять рублей, он по привычке бережно сложил бумажку вчетверо, глубоко засунул ее в карман, оделся и вышел. От одной мысли, что теперь свободно и просто может зайти в любой ресторан, как умеющий и любящий пожить человек, сердце его забилось так сильно, как у других бьется перед свиданием.

У освещенных дверей ресторана Скоков остановился. Дрожа и волнуясь, Скоков вошел, разделся. Чувствуя себя уже немного пьяным от света, звуков оркестриона и белизны столового белья, уселся. Подумав, он заказал три блюда: мясное, рыбу и сладкое.  Он сознавал, что действует, как во сне.  Контраст с прежним образом жизни был колоссален.

В течение двух часов он пережил сложный аромат горячего мяса, который был им совершенно забыт, вкус этого мяса, совершенно необыкновенный, поразительный и волшебный; запах и вкус рыбы, тонкая поджаренная корочка которой вызвала слезы на его глазах, и обаяние десерта. Его настроение было настроением полного животного счастья. Даже этого было довольно, чтобы после десяти мрачных лет голодания, холода и мечтаний все это показалось (и явилось) действительно венцом наслаждений.

Утром он вспомнил все, что было вчера, вспомнил, как собирался прожить завтра сутки миллионером, и горько заплакал. Ему жаль было этих десяти лет, ведь в них он мог получить то несложное счастье, о котором думал так много и представлял его земным раем.

  • Александр Грин  (1880-1932) – русский писатель

Сочинение по тексту

Сочинение по тексту Грина А. «Когда Скоков пришел к полному, тысячу раз проверенному убеждению…» Проблема смысла жизни

Добавить комментарий

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com