Гайдар А.П. «Фронтовая полоса. Пропуская гурты колхозного скота, который уходит…»


(1)Фронтовая полоса. (2)Пропуская гурты колхозного скота, который уходит к спокойным пастбищам на восток, на перекрёстке села машина останавливается. (3)На ступеньку вскакивает хлопчик лет пятнадцати.

—     (4)Дяденька, дайте два патрона.

—     (5)На что тебе патроны?

—     (6)А так… на память.

—     (7)На память патронов не дают.

(8)    Сую ему решетчатую оболочку от ручной гранаты и стреляную блестящую гильзу.

(9)    Губы мальчишки презрительно кривятся:

—     Ну вот! (10)Что с них толку?

—     (11)Ах, дорогой! (12)Так тебе нужна такая память, с которой можно взять толку? (13)Может быть, ты хочешь вот эту зеленую бутылку или эту черную гранату? (14)Может быть, тебе отцепить от тягача вот ту небольшую противотанковую пушку? (15)Лезь в машину, не ври и говори прямо.

(16)  И вот начинается рассказ, полный тайных недомолвок, уверток, хотя в общем нам уже все давно ясно.

(17)  Уходят отцы, дяди и старшие братья в партизаны. (18)А он еще молод, но ловок, смел. (19)Он знает все лощинки, последние тропинки на сорок километров в округе.

(20)Боясь, что ему не поверят, он вытягивает из-за пазухи завернутый в клеенку комсомольский билет. (21)И не будучи вправе рассказать что-либо больше, облизывая потрескавшиеся, запыленные губы, он ждет жадно и нетерпеливо.

(22)Я смотрю ему в глаза. (23)Я кладу ему в горячую руку обойму. (24)Это — обойма от моей винтовки. (25)Она записана на мне.

(26)Я беру на себя ответ за то, что каждая выпущенная из этих пяти патронов пуля полетит точно в ту, какую надо, сторону.

—     (27)Послушай, Яков, ну зачем тебе патроны, если у тебя нет винтовки? (28)Что же ты, из пустой крынки стрелять будешь?

(29)Грузовик трогается. (30)Яков спрыгивает с подножки, он подскакивает и весело кричит что-то несуразное, бестолковое. (31)Он смеется и загадочно грозит мне вдогонку пальцем. (32)Потом, двинув кулаком по морде вертевшуюся около корову, он исчезает в клубах пыли.

(33)Дети! (34)На десятки тысяч из них война обрушилась точно так же, как и на взрослых, уже хотя бы потому, что сброшенные над мирными городами фашистские бомбы имеют для всех одинаковую силу.

(35)Остро, чаще острее, чем взрослые, подростки — мальчуганы, девочки — переживают события Великой Отечественной войны. (36)Они жадно, до последней точки, слушают сообщения Информбюро, запоминают все детали героических поступков, выписывают имена героев, их звания, их фамилии. (37)Они с беспредельным уважением провожают уходящие на фронт эшелоны, с безграничной любовью встречают прибывающих с фронта раненых.

(38)Я видел наших детей в глубоком тылу, в тревожной прифронтовой полосе и даже на линии самого фронта. (39)И повсюду я видел у них огромную жажду дела, работы и даже подвига.

(40)Пройдут годы. (41)Вы станете взрослыми. (42)И тогда в хороший час отдыха после большой и мирной работы вы будете с радостью вспоминать о том, что когда-то, в грозные для Родины дни, вы не путались под ногами, не сидели сложа руки, а помогали своей стране в ее тяжелой и очень важной борьбе с человеконенавистническим фашизмом.

  • Аркадий Петрович Гайдар (настоящая фамилия — Голиков, 1904-1941) — русский советский детский писатель, киносценарист, участник гражданской и Великой Отечественной войн.

Сочинение по тексту

Сочинение по тексту

Сочинение по тексту Гайдара А.П. «Фронтовая полоса…» Проблема отношения подростков к событиям, происходящим в стране

Добавить комментарий

HTML Snippets Powered By : XYZScripts.com
%d такие блоггеры, как: